Официальный сайт газеты «Ступинская панорама»

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

пятница, 4 декабря

пасмурно-6 °C

На защите Московского неба

30 апр. 2020 г., 18:06

Просмотры: 250


Константин Романович Космачёв родился 18 апреля 1926 года в селе Кленовое, в Липецкой области. С детства его окружали красивые места: кругом много света и простора, степь, плодородная земля, чернозём, пруд, в котором купались. Хотя были и проблемы, знакомые каждому в 120-ти дворах села: питьевую воду возили километра за полтора в бочках на лошадях.     

В 1930 году в селе появился колхоз «Свобода». На пахотном поле в 360 гектаров сеяли пшеницу, рожь, ячмень, гречиху. Председателем колхоза был Роман Егорович Космачёв, отец Константина.

Начальная школа – в соседнем селе, за четыре километра, куда приходилось добираться пешком и в дождь, и в снег. Но детей тогда у всех было много, ходили целой ватагой и трудностей при этом не испытывали.

В 1941 году Константин получил первый серьёзный документ: свидетельство об окончании семи классов. Родители говорили: «Поедешь учиться в город». Но началась война. Из мужчин в селе остались старики да инвалиды. В 1942 году призвали отца. Мать, Анна Константиновна, трудилась в колхозе, Константин тоже стал колхозником – летом работал в полеводстве, а зимой – куда пошлют. Работы на селе всегда много. А в 1943 году пришла его очередь взяться за оружие. В повестке, которую принёс посыльный сельсовета, говорилось: «Явиться с вещами».

Их, призывников десяти деревень, собрали в начальной школе, самом большом здании в селе. Провели перекличку. Потом вывели на улицу и отправили за восемнадцать километров пешком в военкомат, который находился в райцентре. Там снова всех пересчитали. Быстро прошли медицинскую комиссию. Врач всем задавал один и тот же вопрос:

– Жалоб, конечно, нет?

Ответы слышались редко. Какие могли быть жалобы, если у многих отцы и старшие братья давно уже были на фронте. И им, восемнадцатилетним, тоже не терпелось оказаться там.

– Годен, – говорил врач, переводя взгляд на следующего парня.

Их построили, сказали:

– Теперь вы бойцы Красной Армии.

И снова отправились в путь на пересыльный пункт в Епифань, это 117 километров. Транспорта не было. По пути в какой-то деревне остановились на отдых. Дошли за два дня. Были и отставшие, но позже и они добрались до города.

Там прожили с неделю. Разместили их в старых заброшенных бараках, где гуляли сквозняки. Спасало то, что было лето и на дворе стояла тёплая погода. А затем снова в путь, теперь в запасной полк в город Кулебаки Горьковской области. Там шла ускоренная учёба – из них готовили миномётчиков. Осваивали матчасть, в поле – тактику, приёмы штыкового боя.

Два месяца полезной муштры. Деревенские ребята за это время окрепли, возмужали, у них появилась строевая выправка. Дважды приезжали представители воинских частей, отбирали наиболее крепких ребят и забирали с собой.

– Куда их? – спрашивали молодые бойцы.

– Как куда? В танкисты.

Через два месяца оставшихся погрузили в товарные вагоны, дали сухой паёк на три дня и отправили в местечко Микино в Подмосковье, где формировался 340 зенитно-артиллерийский полк. А 20 августа 1943 года Константин Космачёв в составе этой части впервые встал на боевое дежурство по охране 1-й электростанции, посёлок которой превратился в город Электроугли.

Налёты на Москву в то время были уже редко. Да и противовоздушная оборона столицы к тому времени была крепкой. Поэтому на охраняемом объекте команды типа «Заградительный огонь!», «Азимут!» уже чаще звучали лишь в учебных целях.

– Было пять зон обороны столицы, – рассказывает Константин Космачёв. – Наша – пятая, самая дальняя от Москвы.

После освобождения Варшавы от немецко-фашистских захватчиков, 18 января 1945 года, 340-й зенитно-артиллерийский полк передислоцировался   на территорию Польши. Здесь, близ города Цеханув, ему была поручена охрана воздушного пространства над крупным перевалочным пунктом, где, в связи с разной шириной нашей железнодорожной колеи и европейской, приходилось перегружать все грузы, которые поступали из Советского Союза, в другие вагоны.

Иногда в небе над охраняемым объектом кружили неприятельские самолёты-разведчики. Тогда советские зенитчики, среди которых находился и младший сержант Космачёв, старались сбить непрошеных гостей с фашистской свастикой или отогнать их восвояси. Ну а если появлялись бомбардировщики, тогда заградительный огонь был такой силы, что фашисты, меняя курс, уходили куда-то за горизонт, на запад.

В ноябре 1945 года полк вернулся на Родину, в Великолукскую область, где до 1946 года весь его личный состав жил в землянках. Потом полк расформировали. Константин Космачёв демобилизовался несколько позже, в 1950 году.

Константин Романович Космачёв в 2020 году отметил свой 94-ый день рождения. Он ветеран войны и труда, много лет своей жизни отдавший работе на Ступинском металлургическом комбинате. Своими воспоминаниями он делится на встречах с юным поколением, нередко участвует в митингах, посвящённых памятным датам военной истории.

— Победа в  Великой Отечественной войне не  пришла сама собой: она была добыта советским народом в  смертельной схватке с  лютым врагом. И  забывать об этом не должны ни мы, ни будущие поколения, – говорит ветеран.

 

По материалам книги Владимира Воробьёва «Земляки».

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц