Прочти о себе в «Ступинской панораме»!

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 6 августа

пасмурно+23 °C

Борьба с Covid-инфекцией - из первых рук

29 апр. 2020 г., 19:06

Просмотры: 1837


Михневская больница отделение Ступинской ОКБ

Фото: Пресс-службы Ступинской ОКБ

О работе михневского стационара для лечения пациентов с внебольничной пневмонией с подозрением на коронавирус нам рассказали врачи, первыми начавшие здесь работать. Подходит к концу двухнедельная смена, в течение которой они проводили с больными по 12 часов и жили в больнице. Выписаны первые выздоровевшие пациенты. Можно подводить итоги и делиться первым собственным опытом.

Мубашар Шах - врач-терапевт михневского отделения Ступинской ОКБ. Одним из первых он начал работать с пациентами, у которых мог быть диагностирован Covid-19. Говорит, что, конечно, было страшно, тем более, что дома его ждут трое детей, но надо было помочь людям, поэтому остался в больнице. Он отработал вахтовым методом смену в две недели, теперь его ждет еще две недели карантина. С родными он общается только по WhatsApp.
Иван Рыбин - врач общей практики, также в первых рядах работает по системе двухнедельной вахты в михневском отделении для лечения пациентов с внебольничной пневмонией с подозрением на коронавирус.

МШ: - Мы были подготовлены, прошли обучение. Смена по 12 часов на ногах – это тяжело, тут главное стойкость духа. Нас поддерживают морально - коллеги, друзья, администрация больницы. Помогаем друг-другу: если чувствуем, что кто-то начинает уставать – даем отдохнуть. Количество пациентов растет, но мы готовы работать и дальше. После отдыха вернемся обратно.

ИР: - Работа очень творческая – требующая постоянного маневрирования между необходимостью назначения препаратов и состоянием пациента. Регулярно приходится менять комбинации лекарств, подбирать их индивидуально. Что касается результатов лечения, у подавляющего большинства пациентов идет положительная динамика и за время работы мы пришли к тому, что пациенты вылечиваются, не имеют симптоматики, имеют хорошие результаты по анализам и исследованиям. И начинают выписываться из отделения на карантин на две недели домой.

Корр: - Правильно ли, что осложнения чаще бывают у пожилых пациентов, у тех кто моложе, болезнь проходит в легкой форме?

ИР: - Динамика по стране разнится по регионам, но благодаря действиям наших властей, жители старшего возраста в большинстве своем были изолированы, в связи с чем, распространенность заболеваемости у этих пациентов крайне низкая. Поэтому пики по заболеваемости приходятся именно на пациентов среднего возраста. И мы наблюдаем, что и у них заболевание приобретает все более тяжелые формы. Мы говорим о людях 40-50 лет.

Корр: - Есть ли среди пациентов нашего отделения дети?

ИР: - К счастью – нет. Дети действительно очень редко болеют в тяжелой форме. Существуют федеральные медицинские учреждения, которые работают с детьми, имеющими тяжелые формы Covid-инфекции. Всех детей с тяжелой формой отправляют именно в них.

Корр: - Расскажите, каким пациентам необходима подача кислорода, а каким ИВЛ?

ИР: - Пациенты, находящиеся на лечении в нашем стационаре, как правило, имеют средне-тяжелую степень течения заболевания. Те, кто находится в стационаре, при ухудшении состояния, переводятся на подачу кислорода - масочную или ингаляционную. Поступившие уже в тяжелом состоянии – тоже идут на потоковую подачу кислорода. Пациенты, которые находятся на искусственной вентиляции легких – это люди с крайне высокой степенью осложнений. Это пациенты, которые сами уже не могут дышать, которым нужна реанимационная поддержка, не ежедневный, а круглосуточный контроль и ведение реаниматолога. То есть, пациенты, находящиеся на ИВЛ – это пациенты патологические и крайне тяжелые. Но у нас, к счастью, уже есть такие, которые уходят от ИВЛ сначала на потоковый кислород, потом - в общие палаты без специальной подачи кислорода. Но таких пока мало.

Корр: - Хватает ли точек кислорода, ИВЛ, лекарств и средств защиты?

МШ: - У нас всего достаточно. Кислорода, ИВЛ, средств защиты, препаратов и лекарств – всего с запасом. Сейчас у нас заканчивается смена, приходят новые врачи, мы их обучаем. Скоро закончим свои две недели и нас сменят.

Корр: - Многие удивляются, что на борьбу с коронавирусом направлены врачи всех специальностей, вы прошли специальное
обучение?

ИР: - Все врачи сертифицированы, прошли специальные курсы, но, если необходимо, мы консультируемся с врачами узких специализаций. Сейчас можно делать это дистанционно. Те, кто сегодня работают в Михнево, – в основном «лечебники», которые ежедневно сталкиваются с вирусными больными и инфекцией в нашей повседневной работе, поэтому мы достаточно подготовлены к тому, чтобы осуществлять помощь и в стационарных условиях. Те врачи, которые тут работают – это и «дежуранты», которые регулярно дежурят в лечебных учреждениях нашего городского округа и имеют большой опыт. Поэтому я не вижу никаких препятствий для врачей с базовым образованием в работе в этих условиях. И отдельно хочу поблагодарить всех волонтеров и неравнодушных людей, которые в течение этих двух недель помогают нам. И морально в соцсетях, и физически – кто-то продуктами питания, кто-то средствами защиты, кто-то просто добрым словом и открыткой.

МШ: - Эта моральная поддержка нам очень нужна, спасибо вам за нее большое.

Корр: - Изначально, михневское отделение не было рассчитано на лечение больных с подтвержденным Covid. Предполагалось, что сюда будут класть людей с пневмонией и если подтвердится коронавирус, то пациента маршрутизируют в спецучреждения. Почему теперь они остаются здесь?

ИР: - Что касается лечения пациентов с Covid-19, пациентов с атипичной пневмонией и респираторными заболеваниями, то фундаментально они ничем не отличаются. Здесь есть и симптоматическая жаропонижающая терапия, и патогенетическая терапия – уничтожение источника инфекции, и отхаркивающие препараты. Поэтому фундамент лечения – одинаковый. Что касается самого вируса, то определенных препаратов для его лечения пока нет. Каждому пациенту подбираются индивидуальные лекарства в индивидуальных дозах. Нет стандартизации. Это дает, как я уже говорил, дополнительный творческий момент для работы врача, но и определенную сложность. Что касается сложностей лечения пациентов с Covid-19 в условиях Михневского отделения, то изначально при его оборудовании был заложен большой запас возможностей, в плане количества мест, оборудованных подачей кислорода, обеспечения препаратами, которые рекомендованы сейчас для лечения. И такой фундамент позволяет нам эту группу пациентов сегодня курировать с достаточно положительной динамикой. В частности, у большинства наблюдается нормализация температуры и стабилизация динамических показателей.

Корр: - В больнице лежат только местные жители или приезжие тоже?

ИР: - Здесь лежат и ступинцы, и жители других округов Московской области, в том числе отдаленных. Есть и Химки, и Люберцы. Пациентов привозили массово, с разных концов региона. И при выписке особенно ставится акцент на том, что они не должны самостоятельно добираться до места жительства. Для них организуют машины Минтранса и сопровождают до места карантина.

Корр: - Многих ступинцев волнует – почему жителей других округов везут к нам?

ИР: - Для нас и раньше не было проблемой взять на лечение человека, живущего в любой точке Московской области, Российской Федерации и даже без регистрации и места жительства.

МШ: - Мы лечили и лечим всех, несмотря на то, откуда пришел пациент. Если у больного есть показания, будем его лечить.

Первого мая заканчивается первая пятнадцатидневная смена врачей и медперсонала, работавших в михневском отделении для лечения пациентов с внебольничной пневмонией с подозрением на коронавирус. Перед выходом из медучреждения все они сдадут анализы на Covid-19. На выходе их будут встречать глава округа и волонтеры, чтобы поблагодарить и поздравить. А на их место заступят новые 44 сотрудника.

Руководство считает, что следующим сменам будет уже чуть легче. Обкатаны схемы прохождения шлюзов между зеленой и красной зоной, налажена система чередования работы, отдыха и приема пищи.

Не секрет, что когда подразделение перепрофилировали в инфекционное, часть персонала уволилась, потому что оказалась не готова работать с опасным вирусом. Решение работать здесь приняли только те, кто понимал, на что они идут. И они остались верны своей профессии.

 

 

Екатерина Елисеева, Виктория Буяновская, Светлана Худякова.