Прочти о себе в «Ступинской панораме»!

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 23 июня

малооблачно+13 °C

Онлайн трансляция

ЧЕЛОВЕК, ЗАКАЛЁННЫЙ ВОЙНОЙ. Продолжение

15 июня 2015 г., 11:38

Просмотры: 21


Очередной сто шестой боевой вылет с подмосковного Малинского аэродрома его экипаж совершал в ночь на 12 октября 1943 года. Курс – район Могилёва. Цель – железнодорожный узел, на котором скопилось большое количество подвижного состава. Это был 4958 полёт в жизни Ивана Ивановича Захарова. До 5000-го ему оставалось всего лишь 42 полёта. Он был опытным лётчиком. В его «Личной лётной книжке» в подтверждение этого читаем: «На какие цели ходил – ближние, средние, дальние. В каких метеоусловиях летал – днём, ночью, в любых. На каких типах самолётов – У-2, Р-5, ЕБ, ПЧ-2, Ил-4…»
Отбомбились успешно. Сделав разворот, на повышенной скорости экипаж Захарова возвращался на свою базу. В воздухе было спокойно. И вдруг самолёт подвергся внезапной атаке немецкого истребителя МЕ-110.  Первая же выпущенная им очередь хлестнула по кабинам. Были убиты штурман Юркин, радист Гаврютин и стрелок Флегонтов. Захарова защитила бронеспинка пилотского сиденья. Второй атакой фашисту удалось поджечь наш самолёт. Он вспыхнул как факел. Иван тяжело ранен. У него перебиты обе ноги и ожог лица и обеих рук… Пламя все ближе подступало к лётчику, клубы едкого дыма уже проникли в кабину.
И. Захаров приказал экипажу покинуть самолёт. Почти в бессознательном состоянии, задыхаясь от жары и от едкого дыма, теряя сознание от страшной боли и потери крови, Иван вывалился на крыло и оставил машину.
Сколько времени пролежал на земле в беспамятстве, Захаров не помнил. В книге И.И. Киньдюшева «К победным рассветам», выпущенной  в 1978 году Воениздатом, о дальнейшем ходе событий говорится так:
«Очнулся от холода. Попробовал встать, но тело оказалось непослушным, тяжёлым, точно его налили свинцом. В голове стоял звон, к горлу подступила тошнота, нога горела, словно в огне.
Смутно, как сквозь сон, Иван услышал приближающийся лай собак и треск кустов. А вскоре ощутил на лице прерывистое дыхание собаки. Лётчика схватили, обыскали и поволокли в штаб. На допросе Захаров выдал себя за воздушного стрелка и упорно твердил, что призван в армию с должности шофёра. Немцы тщательно проверили знания пленного по справочнику автомобиля ЗИС-5 и, по всей вероятности, поверили его показаниям.
Затем Ивана отправили в концлагерь Луполово, расположенный в районе Могилёва. Там всё было рассчитано на истребление людей: их содержали в холодных сараях с земляным полом, почти не давая есть и пить.
Однако верные друзья нашлись и в лагере. Военнопленный врач Иван Григорьевич Данилюк – бывший начальник полевого госпиталя – сделал Захарову операцию. Ему помогали Полина Семёновна Горбунова, бывшая когда-то медсестрой в партизанском отряде, и санитар Валентин Алексеевич Шапошников. Они извлекли из тела лётчика несколько больших тёмно-пепельных осколков, промыли и забинтовали его раны. Но Ивану становилось всё хуже. Начиналась газовая гангрена. Стараясь сделать всё возможное для спасения летчика, Данилюк решился, казалось, на невозможное в лагерных условиях – на ампутацию ноги.  Фашисты разрешили произвести операцию, но никаких инструментов не дали: пусть, мол, свой своего зарежет. Врач оперировал лётчика столовым ножом и без всякого наркоза… Молодость и железная сила воли помогли Ивану побороть смерть.
В ноябре 1943 года Захарова, теперь уже инвалида, переправили в лагерь военнопленных, расположенный в Борисове, а затем – в польский город Ченстохов. Инвалидный барак, куда его поместили, напоминал загон для скота. Питание – в день черпак баланды из сушёной брюквы или гнилой картошки. От такой пищи пленные быстро опухали и через несколько месяцев умирали.
С помощью шантажа, обмана и насилия гитлеровцы старались разжечь ненависть между советскими людьми, привлечь на свою сторону неустойчивых. Захарова не сломили угрозы и издевательства эсесовцев, он держался с достоинством, до конца оставаясь преданным патриотом Родины, подавал пример другим. При первой же возможности лётчик вступил в организацию советских патриотов за освобождение военнопленных из лагерей и вёл активную подпольную работу…»
В Дюссельдорфе пленные сотнями гибли от голода. Голодная смерть ожидала и Ивана. Но как-то один из новых знакомых – Трофим Филиппович Балабай – доверительно предложил ему:
– Мне известно, что на днях из инвалидного барака будут набирать портных. Скажи, что ты тоже когда-то портняжничал. А на работе мы тебя прикроем.
После этого Захаров работал в лагерной порт­новской мастерской. 2-го апреля 1945 года пришла долгожданная свобода.


Владимир Воробьёв.